Блог

Ведущий: Антон Сафин
Творческая студия "Полнолуние", г. Иркутск

mp3... | фото...

Грушинский фестиваль и АЗИЯ+

Наткнулся на глубокомысленную запись Татьяны Алексеевой, которую, наверное, правильнее было бы назвать “статьей” – о Грушинском фестивале (впрочем, здесь это не более чем повод), авторской (бардовской) песне и АЗИИ+. Наверное, еще одна попытка описать словами и осознать то, что в большинстве случаев не требует слов. Однако многие мысли, сказанные вслух, находят свой резонанс…

Избранные цитаты:

Собственно, «дорога» и есть центральный объединяющий мотив «старой» авторской песни – от Ю.Визбора до В.Ланцберга. Дорога как образ жизни и способ становления личности… Дорога учит, дорога зовёт. Но дорога – это ещё и отношения между тем, кто остаётся на месте ждать или пытается удержать, – и тем, кто уходит. Отрыв от постылого быта, запирающего в «материальную» тюрьму, для уходящего – счастье. Возможность уйти несет надежду на новый опыт и обретение подлинного дома (который станет «домом» не только для тела, но и для духа). Но окончание дороги – неизбежная печаль и тревога… Ведь надо куда-то вернуться. А куда?

Вот на этом-то перекрестке множества психологических смыслов и значений образа «дороги» мерцали и складывались песни. Сплетались в сложный рисунок эмоции: печаль и радость, надежда и тоска, безнадежность и злость… Всё самое ценное – только в мимолетных перекличках и встречах. В воспоминаниях и в вечном стремлении «за горизонт». Зато от песни к песне раскрывался метафизический смысл символа Дороги: жизнь как путешествие, отрыв от «материального» плана – во имя поиска новых сфер реализации, потребность самому определять свой путь.

Что лично для меня, как для слушателя, изменилось в авторской песне, благодаря Луферову – и авторам «Первого круга»? Открылось перекрестье, дорога стала возможна «по вертикали». «Горизонталь» – туристская песня. В ней дорога как образ жизни воплощена буквально – взял рюкзак и пошел. А «вертикаль» размыкается – в глубину памяти (личной и культурной), в глубину национальной традиции и личного прошлого. Это сразу создает в песне большой внутренний объем. Авторская песня становится явлением в культуре, а не просто «образом жизни». Да и в социальном феномене – массовых перемещениях из бытового (городского), обыденного пространства в сакральное (непознанное, полу-мистическое) пространство леса, – раскрывается духовный потенциал.

Аудитория «эстрадников» – в основном, ностальгирующая, с теплотой вспоминающая молодость, но не слишком склонная напрягаться. Слушая мастерское исполнение старых бардовских песен, люди, скорее, стремятся отдохнуть от забот, развеселиться, а не загружаться мыслями о том, что «все мы смертны» и о том, «что же останется после меня». Собственно, именно это облегченное направление я бы назвала на Груше-08 той самой официально поддерживаемой «нормой», относительно которой все честные авторские поиски и эксперименты превращаются в «альтернативу».

Окосевшие от многодневного пьянства граждане недоуменно зависали возле эстрады, пытаясь послушать концерт. И довольно быстро осознавали, что происходит «что-то не то», непривычное, странное… Никто почему-то не пытается им, зрителям, угодить, подладиться под них, развеселить, снискать их аплодисменты. «А повеселее что-нибудь спеть нельзя?» – этот унылый выкрик из зрительного зала к концу фестиваля стал традицией на «азиатских» концертах. Но самое трогательное, что в ответ очумевшим слушателям всерьез и честно объясняли со сцены, что «повеселее – нельзя»… что для этого существует еще несколько эстрад, куда можно отправиться и послушать там «что-нибудь повеселее».

«Азиатская» сцена была единственной, где авторы-исполнители вдруг начали разговаривать со своими зрителями. «Сопротивление материала» оказалось страшным. И протестующие настроения в публике нарастали порой до такой степени, что единственным выходом было обратиться к ним напрямую… Меня поражало, как внезапно затихали и усмирялись разошедшиеся пьяные пацаны, когда с ними начинали разговаривать со сцены Николай Якимов, Деревягин или Сергей Труханов. Словно им не хватало именно этого – «отцовского», уверенного и волевого начала. Совсем мелкие подростки смотрелись как птенцы, выпавшие из гнезда. А вид тех, кто постарше, показывал: ничего с 1960-х гг. не изменилось. И растерянные толпы сограждан остались примерно там же, где и были, – «блуждать по пустыне»… Хотя положенные библейские «сорок лет блужданий», казалось бы, уже миновали…

Очень советую прочитать целиком, не смотря на некоторую сложность восприятия. Автор обещает продолжение.

Первая часть – http://tania-al.livejournal.com/179580.html
Вторая часть – http://tania-al.livejournal.com/180156.html

Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Google Buzz

Метки:

7 комментариев »

  1. Третья часть – о сцене “Междуречье”. http://tania-al.livejournal.com/181378.html

    Цитаты:

    На «Междуречье» свою индивидуальную, ни с чем не сравнимую интонацию рождало хулиганское звучание саксофона и губной гармошки (а в придачу – ударник и те же две гитары). Основными авторами-исполнителями этой сцены были Екатерина Болдырева, Вера Вотинцева, Алексей Бардин, Андрей Козловский (это – те, кого лично мне удалось послушать).

    Однако если «АЗиИ» приходилось преодолевать неприятие и неготовность публики, то на «Междуречье» народ сбегался, едва заслышав призывные звуки саксофона. Все пританцовывали, радовались, подпевали, тянулись к эстраде… Сливались в экстазе, как говорится. «Междуречье» было пространством открытых эмоций, воодушевления и взаимной поддержки – слушателей и исполнителей.

    Но невольно возникал вопрос: не слишком ли легкой добычей становится публика для исполнителей «Междуречья»? Ведь качественный, эмоциональный и ритмичный «инструментал», под который тело само собой тянет танцевать, заведет кого угодно… Тут не требуется ни внутренней работы, ни усилий внимания, ни роста. Просто отрываешься от забот, улетаешь куда-то в небеса… Растворяешься в толпе себе подобных, которые так же приплясывают и поют. Живой анальгетик, антидипрессант…

    Один человек возмущенно поведал мне на Грушинском, как у известного исполнителя бардовских песен запросто попросили сигаретку. 17-летний пьяненький пацан не признал мэтра, не уважил, вот и решил стрельнуть огонька… А меня гораздо больше поразила – и даже позабавила – недоуменная реакция рассказчика. Она очень ярко показывала, насколько барды «далеки от народа». Демонстрировала, насколько «оранжерейной», элитарной – и, увы, маргинальной – все больше становится не-эстрадная авторская песня (даже в лучших своих образцах). Но с другой стороны ситуация вскрывала и очередной парадокс: на смену прежнему барду-гуру, «одному из нас», помогающему остальным в блужданиях по пустыне, пришел бард–актер. Его надо «узнавать в лицо», уважать и сознавать дистанцию между собой и им… Ни чета он, типа, нам, простым слушателям.

    Ответить

    Comment by admin — Июль 18, 2008 @ 11:25

  2. Часть четвертая. http://tania-al.livejournal.com/182345.html

    Цитаты:

    …если личности современных авторов-исполнителей уже не могут служить «маяками» для остальных, то что же тогда барду остаётся? Эстетические искания? Упрямая эксплуатация прежних, умирающих на глазах жанровых схем и интонаций «старой» авторской песни? Экстренное вовлечение в авторскую песню джазовых, рокн-роллных и этнических форм – для воодушевления и привлечения публики? Собственно, всё это само по себе никак не вредит нынешней песне, а, скорее, её украшает. И усложнение музыкального рисунка – и впрямь одна из самых устойчивых тенденций… Но как быть с тем, что изначально, на стадии зарождения жанра авторская песня была формой нравственного выбора, а вовсе не эстетическим упражнением, и уж никак не развлечением для широких масс?

    Один из путей – или возможных ответов на эти вопросы – мне увиделся в творчестве трех совершенно разных исполнителей, выступавших на Грушинском фестивале 2008 г. Я имею в виду Ольгу Чикину, Сергея Труханова и Антона Яржомбека.

    Пожалуй, здесь виден тот же парадокс, что и с музыкальными и жанровыми поисками «АЗиИ», когда по новой дороге приходишь в прежнее место – к важным и существенным целям. Форма у этих авторов – новая, отчасти театрализованная, во многом ироничная; полемичная в отношении прежних «авторитетов» (стоит хотя бы вспомнить «Солнышко лесное», то есть песню О.Чикиной «Металлика» – про это самое «солнышко»). А цель та же: свобода. Найти или создать пространство, где любой сможет сам с собой – и таким же близким – поговорить о важном, о главном. Почувствовать себя принятым изнутри, поддержанным именно в своей непокорности и неприкаянности.

    Ответить

    Comment by admin — Июль 21, 2008 @ 10:49

  3. Пятая, заключительная, часть: http://tania-al.livejournal.com/183811.html

    Ответить

    Comment by Антон Сафин — Июль 23, 2008 @ 13:20

  4. Замечательная статья! Спасибо!

    Ответить

    Comment by Tonyunya — Сентябрь 5, 2009 @ 22:42

  5. Отличная статья! Ждем еще!

    Ответить

    Comment by Zinich — Октябрь 6, 2009 @ 22:22

  6. Да хорошая статья!

    Ответить

    Comment by Margosha — Октябрь 22, 2009 @ 22:28

  7. Статья удалась на славу – будем ждать продолжения, надеюсь все таки оно будет.

    Ответить

    Comment by Dioniisiya — Ноябрь 4, 2009 @ 23:12

RSS-лента комментариев к этой записи.

Оставить комментарий